ПОСЁЛОК, КОТОРЫЙ НЕ ХОТЕЛ УМИРАТЬ

Понравился пост? Поделись с друзьями!
75 лет назад поселок Ясное в Калининградской области был прусским городом Каукеменом с 400-летней историей. В нем работало несколько заводов, множество магазинов, банков, ресторанов, больше десятка мелких отелей и один крупный пятизвездочный. Сегодня Ясное — вымирающий населенный пункт, о былом великолепии которого напоминает лишь заброшенная церковь, вековая брусчатка и старые липы. Жители, которых осталось меньше тысячи, бегут отсюда, в разваливающихся домах гуляет ветер…
Каукемен, как и вся Калининградская область, достался Советскому Союзу по Потсдамской конвенции, и был одним из самых наименее разрушенных войной. Первым делом советские власти депортировали местное население, значительную часть которого помимо немцев составляли этнические литовцы. Потом стали заселять его переселенцами со всего Союза.
Некоторые дома в Ясном стоят без крыши. Люди живут только на первых этажах.
Улицы, где раньше кипела жизнь, сегодня преимущественно безлюдны.
Заброшенная церковь была построена в далеком 1549 году. В дальнейшем ее несколько раз перестраивали, пока к 1702 году не началось строительство каменного здания. Сам король Пруссии Фридрих I выделил 225 тысяч кирпичей. Кирху поставили за 4 года.  Сегодня крыша у церкви — сплошные дыры, лестницы на колокольню, где когда-то были четыре колокола, больше нет, а орган разобрали еще в 1947-м. Потом унесли лавки (сидячих мест в кирхе было 760, всего же она была рассчитана на 1500 человек).
В советские времена в церкви был коровник, а затем склад. В 80-х случился пожар — все выгорело. С тех пор 500-летняя кирха так и стоит никому не нужная.
Напротив — некогда красивое здание красного кирпича с «короной». Здесь при немцах была церковно-приходская школа. При СССР — молочная ферма. В последние годы — развалюха без крыши.
Современных построек здесь почти нет. Ряд домов, когда-то плотно примыкающих друг к другу, сильно поредел. Да и оставшиеся строения выглядят, как гнилые зубы в старческом рту.
В советские время немецкие надписи были закрашены, впоследствии краска и штукатурка облезла, обнажая старые вывески, по которым можно определить, что в том или ином здании было раньше.
Вот здесь, оказывается, был банк, тут — магазин автомобилей…
Многие в Ясном пьют и нигде не работают.
Практически во всех местных населенных пунктах сохранилась старая уложенная на совесть немецкая брусчатка.
Вековая немецкая брусчатка и современный асфальт.
80-летний немецкий тратуар (сравните с собянинской плиткой).
Из-под облезающего асфальта (вероятно, еще советского) проглядывает все та же немецкая плитка.
К началу ХХ века в Германской империи эти места считались заповедными, были климатическим курортом. Сюда приезжали отдыхать, купаться в реке Неман, охотиться, рыбачить… В городе было два шикарных отеля, один из которых — пятизвездочный (от великолепных зданий не осталось и камня), и еще несколько мелких гостиниц.
К  тому моменту, когда город Куркенезее был взят войсками 182-й стрелковой дивизии 1-го Белорусского фронта, здесь было несколько десятков магазинов и лавок, несколько заводов и фабрик, десятки мастерских, филиалы нескольких банков, театр… Сейчас здесь осталось 4 магазина и одно кафе, которое открыто только по выходным.
В поселке нет газа (хотя в 5 км от города, за рекой Неман, в Литве он есть, причем российский), нет центральной канализации, не ремонтируются дороги, ничего не строится. Хотя к 1924 году в Каукемене электрифицировано было 95% домов и усадеб в округе. Городские улицы тоже были освещены самым современным по тем временам способом — с детекторами сумерек. Кроме того, в 1930 году на Тильзитштрассе открыли кинотеатр на 600 мест. Сейчас кинотеатра нет.
Каждый год, обычно летом, немецкие семьи, предки которых жили в этих местах, приезжают проведать свою родину. Находят свои дома, смотрят церкви…
— Как упал железный занавес, так потянулись сюда пруссаки, — рассказывает житель Ясного Александр Горелов. — Их сразу видно: аккуратненькие, приезжают на арендованных машинах, заходят в дома… Они пребывают в шоке от увиденного. Многие плачут, особенно те, кого увезли отсюда детьми, — они помнят, как тут было.
Дома прижимаются друг к другу, но между ними большие просветы. Когда-то улица была застроена полностью.
Если эти дома отреставрировать, может получиться великолепный туристический городок из старой Пруссии, ныне несуществующей страны. Здесь нет позднесоветской застройки, весь город — исторический.
Внутри одного из немецких домов. Он тоже не полностью заброшен, здесь живут две семьи. На первой этаже молодожёны с ребёнком
Много пустых квартир. При этом, во всех прописаны люди, и помногу. Вдруг когда-нибудь дом расселят — халява от государства свалится.
Однако прогресс не стоит на месте. Совсем недавно, в январе 2015 года, местное отделение КПРФ привезло в посёлок Ясное новый, золотой памятник Владимиру Ильичу Ленину. Поставили вместо бюста, который там чуть ли не все семьдесят лет стоял.
Первые упоминания о Каукемене датируются 1532 годом. Уже в 1661 году Каукемен получил статус города с правом проведения ярмарок. К началу XX века город являлся самым большим населенным пунктом долины Эльхнидерунг. Значительную часть населения Каукемена и окрестностей составляли этнические литовцы. В 1938-м Гитлер издал указ, согласно которому населенные пункты Восточной Пруссии были переименованы на немецкий лад. Каукемен стал Кукернезее. Во время Семилетней войны с 1758 года до 1762 года Каукемен входил в состав России.
К началу XX века Каукемен был самым крупным населённым пунктом округа Эльхнидерунг. В 1905 году здесь был построен газовый завод. В 1904—1905 годах через Каукемен была проложена узкоколейная железная дорога, которая была разобрана после Второй мировой войны. С 1945 года в составе СССР. В 1946 году переименован в посёлок Ясное.
Facebook комментарии
Понравился пост? Поделись с друзьями!